Способы обнаружения и борьбы с беспилотниками (2)

Способы обнаружения и борьбы с беспилотниками (2)


Появление беспилотного летательного аппарата над охраняемым объектом может обернуться серьѐзными неприятностями. Однако, прежде чем сбить непрошеного воздушного гостя, следует основательно подумать: неприятности могут возникнуть и в этом случае.

Дроны повторяют судьбу многих технических новинок: сумма неприятностей, которые они способны принести, сопоставима с пользой от их применения. Продолжение веб-обзора, подготовленного информационным агентством «Безопасность Сегодня», посвящено основным группам угроз, исходящих от беспилотников.

Самое очевидное противозаконное деяние с применением БПЛА — незаконная фото- и видеовидеосъѐмка, сопровождаемая вторжением в личную жизнь и бизнес-процессы. Чаще всего владельцы «летающих камер» занимаются этим для собственного развлечения. Масса роликов, снятых с воздуха, фигурирует на сервисах YouTube и Vimeo, где имеется возможность получать доходы от количества просмотров. В ряде стран это пресекают — к примеру, в Испании выложить в «монетизированный» доступ видео, снятое с беспилотника, является преступлением. Однако видеосъѐмка с дронов применяется и в иных целях: есть свидетельства того, что БПЛА используются в Сирии террористами ИГИЛ (организация запрещена в РФ) для ведения разведки. А в январе 2017 года в YouTube появилась видеозапись того, как самодельный дрон атакует иракский танк в Мосуле.


Помимо бомб, кустари умудряются оснастить дроны управляемым огнестрельным оружием. Американский студент инженерного колледжа опубликовал видеоролик, в котором пистолет, прилаженный к квадрокоптеру, несколько раз стреляет по команде с земли. Расследование показало, что никакого нарушения нет: пистолет зарегистрирован и принадлежит его отцу, а всѐ устройство он соорудил в рамках образовательного проекта. Судя по роликам в YouTube, по данному направлению уже формируются и коммерческие предложения. В обсуждении видеодемонстрации стреляющего дрона потенциальный заказчик, озабоченный охраной своего отеля, получил совет написать «в личку» с указанием адреса электронной почты. По адресу хоста обнаружен сайт на литовском языке, где предлагаются различные приложения беспилотников; «летающей пушки» среди них, однако, не обнаружено.


Среди потенциально опасных применений бытовых БПЛА особое место занимает хулиганство. Самый, пожалуй, скандальный случай произошѐл зимой 2015 года. Сотрудник одной из американских спецслужб, находясь в подпитии, запрограммировал взятый у приятеля напрокат китайский дрон на облѐт Белого Дома в Вашингтоне. Аппарат миновал радары, но, судя по всему, задел растительность, повредил винты и рухнул на лужайку перед президентским дворцом. Авиахулиганы стали доставлять хлопоты и организаторам публичных мероприятий — теннисных турниров, значимых футбольных матчей, концертов поп-звѐзд. На сегодняшний день угроза несанкционированного мини-авианалѐта становится совершенно реальной.

В мае 2014 года крылатый беспилотник, изготовленный кустарным образом в Литве, был обнаружен калининградскими пограничниками с грузом контрабанды— несколькими коробками сигарет. На границе Колумбии с Панамой дроны используются для переброски кокаина, перевозя около десяти килограммов порошка на расстояние до ста километров. А японские экстремисты-природоохранители демонстративно посадили на крышу офиса премьер-министра страны дрон, несущий на себе радиоактивные материалы.


В конце 2016 года в британскую прессу проникла шокирующая статистика: ежемесячно в стране фиксируется в среднем четыре случая прохождения дронов в опасной близости от самолѐтов. Помехи полѐтам«большой» авиации — угроза очень серьѐзная, и в решениях физической защиты аэропортов это необходимо учесть как можно скорее. Американские исследователи, моделирующие столкновения бытовых БПЛА с самолѐтами, утверждают, что дрон в данном смысле существенно опаснее, чем летящая птица.

Целая группа угроз, связываемых с БПЛА, относится к происхождению решений. Огромная доля рынка дронов принадлежит компаниям из КНР. Соответственно, производители имеют возможность контролировать и полѐтные планы, и передаваемые аппаратами данные. Угрозы утечки информации и вмешательства в ход полѐтов — это очень серьѐзно. Китайская компания-производитель дрона, который рухнул у Белого Дома, в попытке спасти свою репутацию пообещала ввести ограничения на уровне управляющего софта. Иными словами, решение о том, где можно летать, а где нельзя, принимает не пользователь и даже не страна, над территорией которой летает дрон. Решают третьи лица, об интересах которых можно лишь строить догадки; по этому поводу уже бьѐт тревогу правозащитный фонд EFF.

Из приведенного выше становится очевидным, что в ближайшем будущем многим из заказчиков предстоит понести затраты на защиту своих объектов от БПЛА. И отраслевым специалистам нужно быть готовыми к этому — как минимум, оказаться способными предложить адекватные решения.

Сбить. Что потом?

Предположим, вы сбили над своим домом коптер, владелец которого — частное лицо. Если пострадавший обратится в суд, то неизвестно, кому придѐтся хуже: беспилотник с большой вероятностью может оказаться нелегальным. На сегодняшний день в РФ аппараты массой от 250 гр. подлежат регистрации в ФСБ и подпадают под действие Воздушного кодексас поправками согласно 462-ФЗ. Для перемещения БПЛА по воздуху из пункта А в пункт Б требуется соблюсти весь комплекс формальностей, начиная с предоставления полѐтного плана. Специалисты считают, что обеспечить соответствие всем нормам нереально — и частные лица по-прежнему шалят в воздухе на свой страх и риск. Другое дело — перехват и приземление дрона, принадлежащего государственной организации. Это, как минимум, порча госсобственности плюс вина в авиапроисшествии.
В США порядка в этих вопросах ничуть не больше. Федеральная авиационная комиссия рассматривает БПЛА как гражданские воздушные суда, и ответственность за сбитый дрон предполагает до 20 лет тюремного заключения. Полѐты над объектами собственности ограничить невозможно. В отдельных штатах лимитирована минимальная высота (в Неваде, например, это 75 м). Соответственно, за сбитый или захваченный дрон придѐтся отвечать как за гражданский самолѐт плюс материальный ущерб собственнику. Если аппарат упал — то ещѐ и за последствия падения обломков.

Осенью 2015 года житель штата Кентукки подстрелил над своим садом дрон, осуществлявший съѐмку объектов недвижимости. Стрелка задержали. Аппарат оказался слишком лѐгким, чтобы считаться гражданским воздушным судном. Ущерб, нанесѐнный владельцу, составил $1800. Тяжба упѐрлась в оценку высоты, на которой летел аппарат. Владелец дрона предоставил скриншоты журнала полѐта из управляющей программы, однако судью больше впечатлили свидетельские показания соседей — и стрелка оправдали, доказав факт вмешательства в частную жизнь.

Правовые основы использования БПЛА ни в одной стране мира ещѐ толком не сложились. Это касается и процедур пресечения полѐтов. Каких-либо регламентов или инструкций на этот счѐт в сети не обнаружено. Это оставляет определѐнный простор для «инициативы снизу»: усилиями экспертов-безопасников вполне возможно сформировать такой регламент, руководствуясь опытом обеспечения физической безопасности и здравым смыслом. Опубликовав документ в отраслевой прессе, мы с вами могли бы рассчитывать на то, что ведомства, ответственные за небо над страной, примут его во внимание.

Источник: сайт rusky.ru 14.05.2017 г.




comments powered by HyperComments

Возврат к списку


Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.